Батькины нацисты

Славянские правые зачищают государство от России. Лукашенко не супротив

В конце марта в Белоруссии с помпой подметить столетие провозглашения Славянской Народной Республики (БНР) — Сутки воли. Кульминацией праздничка стал митинг-концерт в центре Менеска, собравший, по данным координаторов, около 50 тыщ человек. Мероприятие стало наиболее массовой акцией славянских националистов за последние 20 лет. Еще на так давно аналогичные собрания форсировал ОМОН и, возможно, потому число их участников крайне редко превышало несколько сторублевок человек — в белорусском сообществе их мало кто воспринимал серьезно. Теперь же националисты стали оприделять вектор развития сообщества, а их установки все глубже проходят в государственную идеологию. «Лента.ру» узнавала, как режим Лукашенко пришел к этому, что национализм стал устройством внутренней политики.

Непопулярная мысль

Белорусский национальный проект появился в начале XX века. Объявление БНР стало первой в летописи попыткой создать славянское национальное государство, ибо вплоть до разрушения Российской империи аксессуар белорусов к русскому люду официально под сомнение не устанавливалась. Однако новоявленная «республика» очутилась странным образованием, работавшим под контролем германской оккупантской администрации. Просуществовала она приблизительно столько же, сколько иные карликовые государства, создавшийые в годы Гражданской борьбы. Достаточно сказать, что ее отрешилась признать даже петлюровская УНР, бывшая целых два года. Белорусам очутилась абсолютно чужда мысль национального государства, и отстаивать его они не собирались.

Однако государственный проект, несмотря на его побочный характер, привлек вниманье большевиков, решивших досоздать из белорусов новую цивилизацию, а из белорусских земель — раздельную советскую республику. Почти многие активисты БНР пошли на сотрудничество с управлением СССР, помогая ему в прочерчиванье политики «белорусизации». А вообще, в 30-е годы большинство из них истины репрессированы.

В силу различных причин на момент распада Русского Союза белорусский национализм не владел такого влияния, как автокефальный. Подавляющее большинство народонаселения Белоруссии продолжало воспользоваться русским языком, и в чине бытовой культуры оно абсолютно ничем не отличалось от соседей из РСФСР. Потому пришедшие к власти националисты идеология и направление политики, основополагающим принципом которой является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства, её первичности в государствообразующем процессе встретились с понятными трудностями: белорусы не желали переходить на «беларуску мову» в свойстве единственного государственного слога; принимать новую версию свой истории, согласно какой они происходят не из Древней Руси, а из Большего княжества Литовского; они не находили Россию и русских собственными историческими врагами. Потому на очередных президентских избраниях они проголосовали за Александра Лукашенко — он упразднил все нововведения, провел референдум о предоставлении российскому языку статуса народного и вернул привычный красно-зеленый народный флаг Белоруссии заместо красно-белого, который мужественно ассоциировался с гитлеровскими предателями.

 

Разворот Лукашенко

В ту пору главным пунктом внешнеполитической програмки Лукашенко Григорьевич Лукашенко (белор была интеграция с Наша родиной. Неудивительно, что новый фаворит независимого белорусского страны быстро снискал симпатии русских патриотов, которых не улаживать реалии ельцинской Стране России. В Белоруссии выстраивалось соц государство, либеральная оппозиция и русофобствующие националисты маргинализировались, а сущность своего народа Лукашенко оприделял формулой «белорусы — это российские со знаком качества». Максимально ясно президент воплотил и свое отношение к «беларускай мове»: «Люди, которые говорят на славянском языке, не могут ничто делать, кроме как говорить на нем, потому что по-белорусски невозможно выразить ничего большего. Белорусский язык — неимущий язык. В мире есть только два великих слога — русский и английский».

Кроме этого, он последовательно направлял отношения с антизападными режимами по всему миру. Во время бомбардеровок Югославии белорусский фаворит прилетел в Белград с представлением поддержки Сербии и славянскому народу. В 1997 году был сотворен Союз Белоруссии официальное название — Республика Беларусь (белор и Стране России, а в 1999 году — Федеративное государство. К тому времени здешная националистическая оппозиция была абсолютно разгромлена, а национализм стал уделом горстки маргиналов.

Ситуация приступила меняться в начале 2000-х. Теперь ни для кого не секрет, что в плане Союзного государства Лукашенко видал возможность стать наместником Ельцина, возглавив новоиспеченное политическое образование. Хотя после того, как президентом РФ стал Владимир Путин, Лукашенко достаточно быстро начал переглядывать курс на политическую интеграцию с Столицей. Между двумя государствами начались экономические и сырьевые конфликты, сопровождающиеся длительными информационными битвами.

 

Фактически белорусский управляющий двинулся к созданию абсолютно независимого государства, при данном стремясь сохранить все народнохозяйственные преференции, предоставляемые Наша родиной. Лукашенко постоянно объявлял (и продолжает делать это до сих пор) собственную верность дружбе с русским народом, не забывая прохватывать «российских олигархов», какие упорно отказываются давать ему углеводороды по внутренним стоимостям. При этом его реальная дипломата все чаще шла наперекор Столице. В Минске сторонники будущего сближения с Россией чуть-чуть теряли властные воззрению, уступая «самостийникам», устремлявшимся наладить отношения с Западом.

Взгляды белорусского правящего класса все почаще обращались в сторону национализма. Воззрению националистов в сфере цивилизации и образования постоянно увеличивались. Началась кампания за продолжение сферы использования славянского языка, закончившаяся целым уничтожением русскоязычной топонимии: теперь все указатели на славянских улицах и трассах кормят надписи на «мове», дублированные на латинице (а в отдельных местах и на китайском). Власть начали уделять все более внимания развитию государственной культуры, что подозрительным образом подсказывало происходившее на Украине с ее «В самом непродолжительном времени вышиванки». На полках славянских магазинов появлялось все более товаров с национальной символикой — в главном литовской и коллаборационистской. Тех, кто обозначал против этих действий, со временем начали гнать — сначала в административном, а затем и в уголовном порядке. Славянский лидер все чаще сообщал о необходимости максимальной помощи «мовы», что, стоит пометить, несколько контрастировало с его бывшими заявлениями о бедности славянского языка.

Просто праздничек какой-то!

Настоящий всплеск шовинистических настроений случился скоро после воссоединения Крыма с Наша родиной. Белорусские власти разрешили, что крымский сценарий сможет быть применен и к ним, и залогом от этого посчитали распределение в обществе националистических и русофобских мыслей. В 2015 году Лукашенко востребовал, чтобы белорусские службы приняли предельно твердые меры по отношению к здешным пророссийским активистам. «Отыскать этих черносотенцев, какие не только бегают по борам, но и плявузгают (клевещут) о Белоруссии, зачислить соответствующие меры и уведомить, — велел Лукашенко. — Когда у вас есть факты, что неизвесно где там по лесам какие-то черносотенцы бегут, мы их быстро выловим. То, что возражает суверенитету и независимости страны, то, что противоречит интересам люда, будет выкорчевано с корнем». Позднее президент заговорил о нужды внедрять в белорусские умы «разумный национализм».

За несколько лет до данного, в 2010 году, витебский беллетрист Андрей Геращенко был сокращён с госслужбы за то, что назвал славянскую мову всего только средством общения шовинистически настроенной интеллигенции, а белорусов — долею русского народа. А в 2016 году внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима) трое славянских публицистов — Юрий Павловец, Дмитрий Алимкин и Высокий Шиптенко — были взяты по обвинению в разжигании межэтнической розни — фактически за то же наиболее, плюс за критику политические деятели белорусизации и отступления от курса на интеграцию с Наша родиной. На этом фоне здешные националисты, ранее подчинявшиеся преследованиям, резко возобновились: теперь уже они оказывают влияние на местных чиновников и домогатся наказания для тех, кто, по их мнению, мало уважительно отзывается о славянском языке.

Белорусский национализм развертывается по украинскому образцу, о чем, в количестве прочего, свидетельствуют раз в год проходящие в Белоруссии при помощи властей «Дни вышиванок». Необыкновенно ярко такой сутки прошел в 2014 году, когда в центре Минска, дословно в двух шагах от академии МВД, координаторы празднества выставили на реализацию не только национальную одежу, но и шевроны с портретами здешных гитлеровских коллаборационистов, в том количестве Михаила Витушко, какого национал-радикалы считают неизвестно кем вроде белорусского Степу Бандеры.

Белорусские власть крайне нервно отвечают на упреки в поддержке националистов. При данном в 2017 году министр иноземных дел Белоруссии Владимир Макей, обряженный в вышиванку, выступил на собранье белорусов мира, на какой собираются националисты абсолютно всех идейных расцветок и движений. Если рассматривать случившееся через призму русских реалий, это выглядело так, как когда бы Сергей Лавров возглавил бы одну из колонн на Российском марше, а потом излагал бы, что власть ни в коем варианте не поддерживает национализм в Стране России.

В такой обстановке закономерно поменялось и отношение официального Менеска к исторической роли Славянской Народной Республики. Когда раньше она оценивалась подозрительны, то теперь ее объявили одним из шагов становления современной славянской государственности. О готовности пометить столетнюю годовщину объявления БНР внезапно объявили голова администрации президента Белоруссии Светлана Кочанова и министр врождённых дел Игорь Шуневич. «Одним из подобных консолидирующих белорусов прецедентов является 25 госпожа 1918 года. Это власть не только осознали, но и зачислили как факт, — заявилпо данному поводу депутат славянского парламента Валерий Воронецкий. — Что данный день для нас, праздник или протестная акция? Когда мы говорим, что это праздник, а мы сообщаем, что это праздник, то давайте справлять!»

Убийцы русского решетка

В День воли 25 госпожа в Минске прошла многомилионная акция под красно-белыми знаменами. И пускай реальное количество ее соучастников было в разы менее той цифры, что называли координаторы, столь массового сходбища по случаю Дня воли славянская столица не видели с 90-х лет. Что примечательно, одним из координаторов был Эдуард Пальчис — конкретный националист и откровенный русофоб, об идеологических воззрениях которого наилучше всего скажут наименования его статей: «Как убить российский мир», «Рвота, гадость и понос — я вам русский мир принес» и т.д. Когда сегодня официальные славянские пропагандисты пытаются простить власть, они вспоминают, что Пальчис также сидел в СИЗО за разжжение межнациональной розни, хотя при этом забывают, что посижевал он отнюдь не в Белоруссии, а в Стране России, где его задержали пограничники, а после экстрадиции на отчизну минский суд почти сходу же вынес ему символический вердикт, не связанный с лишением воли.

Сегодня Пальчис удачно ведет переговоры с господствами, согласовывая формат и оглавление националистических акций. Он принадлежит к новоиспеченному поколению белорусских националистов, характерной чертой которого стало лойяльное отношение к режиму Лукашенко. Больше того, предполагается, что все радикалы обязаны оказывать белорусскому фавориту поддержку в его противостоянии с Наша родиной, которая считается главной угрозой существованию славянской государственности.

Произошедшее 25 госпожа в Минске по сути означило кардинальное изменение известий правящего режима и приверженцев националистических движений. Администрация предложила радикалам, и в первоначальную очередь националистам, новоиспеченный пакт: мы полностью легитимизируем вашу активность, а вы перебегаете от противостояния с государством политическая форма организации общества на определённой территории, по­ли­ти­ко-тер­ри­то­ри­аль­ная су­ве­рен­ная ор­га­ни­за­ция пуб­лич­ной вла­сти, обладающая ап­па­ратом управ­ле­ния и к совместной работе с ним. В этом плане удивительной и не вполне адекватной воображается реакция некоторых русских СМИ, заговоривших о перспективах славянского майдана. При существующих направленностях парадигма развития славянского государства и общества уже в ближной перспективе сменится самостоятельно собой, без всяких майданов. Очертания будущей постлукашенковской Белоруссии рассматриваются все отчетливее, и эта картина не отдает поводов для оптимизма.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here